Спортивная травма лыжницы Марии Комиссаровой

Травмы – очень частое событие в жизни спортсменов, особенно таких травмоопасных видов спорта, как гимнастика, акробатика, фигурное катание, лыжи, бобслей. Но травма травме рознь. Растяжения и разрывы связок и сухожилий, переломы конечностей – это, конечно, неприятные вещи, но ничто не сравнится с травмами позвоночника. И вдвойне обидно, если такая трагедия происходит у совсем молодых юношей и девушек, которые еще долго могли бы радовать нас своими спортивными победами. Речь идет о 24-летней лыжнице-фристайлистке Марии Комиссаровой и ее травме.

Мария Комиссарова
Мария Комиссарова впервые в истории российского спорта завоевала серебряную медаль в ски-кроссе

Травма Марии Комиссаровой: жизнь до и после

Мы уже рассказывали вам о травме и сложной операции на позвоночнике у фигуриста Евгения Плющенко. Но Женя оказался «везунчиком»: выпавший из его позвонка металлический винт «пощадил» нервы и спинной мозг, пройдя в миллиметре от них. Марии же повезло значительно меньше:

Во время тренировки на Олимпиаде в Сочи она упала, в результате чего произошел компрессионный перелом грудного позвонка Т12 со смещением и повреждением проводниковых путей спинного мозга. Мария перестала ощущать свою нижнюю часть тела и потеряла возможность ходить.

Спортивная биография Марии Комиссаровой

Мария Комиссарова родилась в 1990 г в Санкт-Петербурге. С детства она выбрала для себя экстремальный горнолыжный спорт, который видимо соответствовал ее упрямому, бесстрашному характеру и желанию доказать, что она может все. При этом, Мария – очень красивая девушка, которая вполне могла бы попробовать себя, скажем, в модельном бизнесе.

Спортивная биография Марии короткая, но впечатляющая:

  • В 10 лет она уже член юниорской сборной
  • В 2011 году переходит во фристайл, а именно в ски-кросс, и вскоре становится мастером спорта
  • В 2012 г на чемпионате мира по фристайлу в Швейцарии Комиссарова впервые в истории российского спорта завоевала серебряную медаль в ски-кроссе

Радость достижения такой высокой цели была омрачена смертью канадского спортсмена (хорвата по национальности) Ника Зорчича, трагически погибшего из-за схождения с трассы и удара о заграждение. Это заставило девушку задуматься об огромном риске ее вида спорта и о роковых поворотах в жизни.

Неоправдавшиеся надежды…

Мария ехала в Сочи с твердым желанием оказаться среди призером, ей прочили вхождение в шестерку лучших. И вот нелепая случайность оборвала и все эти планы, и одномоментно превратила молодую красивую девушку в инвалида.

Как рассказывала сама Мария, лыжная трасса в Сочи показалась ей слишком опасной и напомнила экстремальные игры X-games. Так случилось, что Маша упала на одном из не самых тяжелых волнообразных участков, видимо ожидая более сложный и расслабившись в неподходящий момент.

Это была уже не первая травма в ее жизни:

  • В 2010 г также на тренировке она получила травму на Олимпиаде в Ванкувере – тройной перелом голени
  • В 2013 – повреждение крестообразной связки колена

Обе травмы потребовали большого периода реабилитации.

И вот теперь новое несчастье, но на этот раз куда более серьезное.

Операция в клинике Красной Поляны

Перевозить Марию никуда было нельзя, поэтому ей делают операцию на месте — в 8-й больнице Красной Поляны:

  • Клиника оборудована по последним техническим требованиям
  • Персонал высококвалифицированный, прошедший отбор и специально подготовленный к Олимпиаде

Операция длится шесть с половиной часов, врачи делают все, что в их силах:

  • Восстановили поврежденные сегменты позвоночника
  • Вставили в позвонки искусственный имплантат

Предполагается через две недели провести еще одну реабилитационную операцию, после которой тут же, в Красной Поляне, Марии предстояло пройти восстановительный период.

Друзья, родные, вся страна переживали за Марию и желали ей скорейшего выздоровления. Все знают, сколь сложны компрессионные переломы позвоночника и какими могут быть последствия. Даже президент России Владимир Путин посещает Комиссарову в палате, лично интересуется у врачей о прошедшей операции и состоянии ее здоровья, звонит родителям с заверениями, что дочь обязательно выздоровеет.

Мария Комиссарова
Президент России Владимир Путин посещает Комиссарову в палате клиники Красной Поляны

Тогда все казалось именно так, и прогнозы, несмотря на стабильно тяжелое состояние больной, оставались осторожно оптимистичными.

Страшный диагноз Марии

Но вскоре близких стало пугать поведение врачей: они уходили от прямых ответов и отвечали молчанием на вопросы. Вскоре спортсменку отправляют на реабилитацию в Мюнхен, где худшие опасения подтвердились:

  • У Марии – поперечный паралич
  • Чувствительность ниже 12-го грудного позвонка так и не восстановилась
  • Она никогда не будет ходить и ее удел – передвигаться только на инвалидной коляске

Такое могло сломить кого угодно, но только не эту девушку с сильным характером.

Мария отказалась быть жертвой и не смирилась с этой безвыходной, казалось, ситуацией.

Ей, привыкшей бороться за «место под солнцем, за победу – и отступить, когда есть хотя бы один слабый, но шанс? Нет, она была не из таких, и верила, что способна восстановиться и будет ходить.

Мария Комиссарова
Несмотря на неутешительный диагноз, Мария решает бороться, во что бы то ни стало восстановиться и научиться ходить

Сверхдорогая клиника доктора Блюм

А шанс, сказали есть, но только помочь Марии мог один единственный в мире доктор Блюм, живущий и практикующий в Испании. Но цены в клинике были не просто большими, они были запредельными, астрономическими.

К примеру:

  1. Первичное тестирование биомеханики (судя по всему, определение двигательной способности ниже места травмы по специальным таблицам) – 100 000 р
  2. Разработка программы реабилитации – 500 000 р (за один только план!)
  3. Подготовка собственных разработанных модулей под программу (видимо, подгонка механических тренажеров под анатомию больного – 5 000 000 р (за что???)
  4. Динамическое тестирование (опробование на тренажерах) – 300 000 р
  5. Осмотр врачом, лично г-ном Блюмом каждую неделю в течение года – 2 400 000 р   🙄
    Подсчитаем, сколько это будет за один осмотр:
    • Всего за неделю – четыре осмотра
    • За год – 48 осмотров
    • 2 400 000 / 48 = 50 000 р – это примерно за час осмотра
  6. Ежедневные 5-8 часовые занятия с инструктором по реабилитации на протяжение года – 18 720 000 р   😯
    • Аналогичный расчет стоимости работы инструктора в день:
      18 720 000 / 360 = 52 000


В итоге: год реабилитации в клинике Блюма оказывается ни много ни мало – около 27 000 000 р. 

Возникает впечатление, что врачи во всем мире просто наживаются на человеческих несчастьях…

Мир не без добрых людей

Конечно, таких денег ни у самой Марии, ни у ее родных и близких не было. Но ее не бросили в беде. На трагедию откликнулось много людей – и именитых, и простых.

Бо́льшую часть денег для Марии Комиссаровой уже собрали, и реабилитация продолжается.

И хотя такие травмы в медицине считаются безнадежными, упорство Марии и ежедневные занятия уже привели к увеличению чувствительности парализованной части тела, и, самое главное – на Машином лице впервые появилась улыбка. Она надеется и верит, что станет ходить.

Видео: Ежедневные тренировки Марии

Было бы обидно, если из-за недостающих 5 000 000 жизненно необходимая реабилитация прервется, как это случилось однажды с Инной Бондарь, которой требовалась гораздо меньшая сумма…

Поэтому люди, переживающие о судьбе Комиссаровой Марии, продолжают акцию ее поддержки, о которой можно узнать на сайте:

http://maria-komissarova.com

Вопросы по поводу отечественной ортопедии

Когда смотришь видео с тренировками Маши, оцениваешь качество тренажеров: они действительно неплохие. Но возникает вопросы:

  1. Неужели такие же не в силах сделать в нашей отечественной ортопедии, в России, славящейся своими изобретателями? Что в них такого особо сложного?
  2. Хорошо, что девушке, которую знает вся страна, помогают чуткие и добрые люди. А как быть тем тысячам, которым и помочь некому? Они должны остаться инвалидами?
  3. Почему Марии порекомендовали доктора Блюма как единственного специалиста в мире по спинномозговым травмам, когда у нас есть:
    • Свой отечественный специалист по такого рода травмам Валентин Иванович Дикуль
    • Созданный им реабилитационный центр Дикуля
    • Разработанные лично Дикулем тренажеры (наверно не хуже, чем у Блюма)
    • Гораздо более приемлемая по цене реабилитационная программа

К тому же Дикуль сам перенес компрессионный перелом позвоночника с повреждением спинного мозга и сумел самостоятельно восстановить подвижность ног, несмотря на заверения врачей о невозможности этого.

Или все же все иностранное все-таки лучше, и «нет пророка в своем Отечестве»?

Видео: Реабилитация Марии Комиссаровой